Меню
http://alive-clean.com/ru/4083865.html#/page/home
Продукция для очищения
Продукция для омоложения
Диагностика РОФЭС

Юбилей моей подруги и ностальгические воспоминания про научные экспедиции в Сибирь от НИИПИ.

12.10.2019 - Без рубрики, Диагностика инфекций, Интересные события, Кабинет Доктора Левицкой, Лабораторные исследования
Юбилей моей  подруги и ностальгические воспоминания про научные экспедиции в Сибирь от  НИИПИ.

9 октября я была приглашена на юбилей моей близкой подруги , “по совместительству” ученому секретарю Омского научно-исследовательского института природно-очаговых инфекций. Теперь бывшие тогда мнс (младшие научные сотрудники)обрели статусы и вес (в прямом и переносном смысле) – профессоров, кандидатов и докторов наук… но друг друга при встрече мы снова называли, как Коля, Игорь, Оля, Таня, Гена и т.д.
Отдав долги государству после обязательной по тогдашним временам отработки в должности зав. эпидемиологическим отделом в одном из районов Курганской области, я вернулась в Омск.
И устроилась на работу в НИИПИ в 1982 году на должность младшего научного сотрудника в лабораторию паразитарных болезней.

Проработала я в НИИПИ всего 6 лет, вроде бы и не много, но успела съездить в серьезные научные командировки на Север и Юг Красноярского края.
На Севере в Ямало-Ненецком национальном округе в экспедиции мы занимались проблемами дифиллоботриоза, на юге края на Красноярском водохранилище также этой паразитарной проблемой.

Кроме дифиллоботриоза, важной темой нашей работы был и паразитоз описторхоз. И это была командировка на границу Красноярского края и Иркутской области.
Считалось, что описторхоз был распространен и являлся гиперэндемичным очагом только в Западной Сибире. Но мы с нашей научной экспедицией в Восточную Сибирь на реку Бирюсу доказали присутствие эндемичных очагов и в Восточной Сибири. Получается,что тем самым мы оказались первооткрывателями очага описторхоза в Восточной Сибири.
Я, конечно, тогда больше была рабочими руками в экспедиции и настоящее осознание значимости нашей работы, как первооткрывателей, пришло значительно позднее.
Тогдашние научные командировки теперь я воспринимаю, как сильное по впечатлениям и полезностям приключениям. О вкладе в “мировую эпидемиологию” не думалось и не думается.
Наша Сибирь и правда завораживала своей красотой и мощью. Одна река Бирюса чего стоила! Чистейшая горная река, где-то в глубине Сибири. Туда мы добирались  сначала  на “КУКУРУЗНИКЕ”, а потом на газике еще км 400.
А какие красивейшие места! Жаль, что тогда не было мобильников, чтобы все это быстро запечатлеть. Фоток так и не осталось. Не сообразили…
Бирюса́ (Больша́я Бирюса́, О́на) — большая река в России. Песок белый, а вода холодная даже в июле. Название происходит от «бирюс» (бирюсы) — группы отуреченного племени на отрогах Саяна.
Слиянием с рекой Чуной Бирюса образует Тасееву реку — приток Ангары (бассейн Енисея). Протекает по территории Иркутской области и Красноярского края.
Общая протяжённость реки составляет 1012 км. Берёт начало на склонах Джуглымского хребта в Восточном Саяне. Далее течёт по Среднесибирскому плоскогорью.
Там на Бирюсе мы с моим коллегой при подворных обходах обнаружили поселения ссыльных в сталинские времена крымских татар и поволжских немцев. Для меня тогда в 1983 году это было полным открытием.
В 1988 году по семейным причинам из-за своих малых детей мне пришлось уволиться из института. Как-то длительные научные экспедиции по всей Сибири в отдаленные и глухие районы Сибири не сочетались с моим нормальным материнством. А жаль…
Итак, на сегодня Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций — один из старейших НИИ эпидемиологии и микробиологии и единственный среди научных учреждений, полностью профилированный по проблеме природно-очаговых инфекций в Российской Федерации и за ее пределами.
Многолетняя научно-практическая деятельность института — неотъемлемая часть истории здравоохранения и научного обеспечения эпидемиологического благополучия населения по природно-очаговым болезням и ВИЧ-инфекции.
Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций является единственным не только в России, но и в СНГ и в мире научным учреждением, полностью профилированным по проблеме природно-очаговых болезней.

Первоначально институт был основан в 1921 г. в статусе Омского бактериологического института по распоряжению Сибирского отдела здравоохранения, в связи с острой необходимостью обеспечения населения Сибири лечебными и профилактическими препаратами против оспы, бешенства и других распространенных опасных инфекций.
В 1960г. институт переименован в Омский НИИ природно-очаговых инфекций Минздрава РСФСР.


Научными сотрудниками института проведены масштабные приоритетные исследования по проблеме клещевого энцефалита КЭ, Омской гемморагической лихорадки ОГЛ, других арбовирусных инфекций, изучению роли перелетных птиц в трансконтинентальном переносе арбовирусов, а позднее и в экологии вирусов гриппа.
Наиболее значимые исследования выполнены сотрудниками Т.Н. Федоровой, Э.А. Кветковой, В.П. Кветковым, Ф.Ф. Бусыгиным, Л.С. Субботиной, И.И. Богдановым, О.Б. Калминым, А.А. Тагильцевым, В.К. Ястребовым, В.В. Якименко и др.
Разрабатывались практически все аспекты проблемы КЭ и ОГЛ, которые отражены в диссертационных работах, монографиях, многочисленных статьях, нормативных и методических документах, патентах на изобретения, и нашли широкое практическое применение в лабораторной диагностике, лечении, профилактике КЭ и эпидемиологическом надзоре.
Значительны достижения в исследовании токсоплазмоза (С.И. Коновалова, Л.В. Тобольская, Н.А. Рогатых), природной очаговости, биологии вируса и профилактике бешенства (В.А. Рудаков, Г.Б. Мальков, Л.Я. Грибанова, А.Д. Ботвинкин, И.В. Кузьмин, Е.М. Полещук и др.),
Значительными также были исследования гельминтозов с природной очаговостью (В.А. Клебановский, И.А. Клебановская, А.А. Обгольц, П.Л. Смирнов, Н.А. Левицкая, О.Ю. Старостина ), иксодовых клещевых боррелиозов (С.А. Рудакова и др.), клещевого риккетсиоза (М.С. Шайман, Н.В. Вощакина, В.К. Ястребов, Н.В., Рудаков, Т.А. Решетникова, И.Е. Самойленко и др.)


Высокой научной новизной отличаются результаты генотипирования риккетсий группы клещевой пятнистой лихорадки (Н.В. Рудаков, С.Н. Шпынов, И.Е. Самойленко и др.)
В этой области исследований институт занимает лидирующее место в России. Разработана серия методических указаний и рекомендаций по клещевому риккетсиозу и паразитарным болезням.
На территории Западной Сибири впервые выявлены природные очаги хантавирусных инфекций (В.В. Якименко и др.)
Институтом проводятся многолетние научные исследования в рамках отраслевой программы НИР не только по природно-очаговым инфекциям и паразитозам, но и по вопросам эпидемиологии и молекулярной биологии ВИЧ-инфекции.
Установлена зараженность иксодовых клещей эрлихиями и анаплазмами, а также микстиинфицированность переносчиков несколькими патогенами.
Выполнены приоритетные исследования по обнаружению и выяснению эпидемиологического значения сочетанных природных очагов инфекций и инвазий.
Вот такой наш НИИПИ сегодня в 2019году.
Даже тот короткий период работы в институте оставил в моей душе неизгладимые впечатления и еще, что не мало важно много друзей на всю жизнь.
Юбилей прошел весело с песнями и танцами под шикарные закуски и , конечно, под наши общие воспоминания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пусть и дальше институт работает и процветает!
Контакты прежние:
8-3-913-686-98-92.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *